Голконда будет нашей

Ещё одно нашествие марсиан

1) "В Сибири вырастили фиолетовую пшеницу для профилактики слабоумия" - сообщает телеканал "Звезда".

2) "Через несколько дней объявлено, что в экономике огромную роль будет играть желудочный сок, который обязаны сдавать все взрослые граждане, причём за сок будут платить! (Аполлону впервые в жизни повезло: в силу имеющихся у него хронических заболеваний, его желудочный сок отнесён к высшей категории, и плата за него превышает сумму пенсии…) Одновременно фермеров заставили извести все посевы пшеницы, выкупив весь урожай на корню, взамен которой заставили сажать некий «синий хлеб», из которого можно гнать отличный самогон («синюховку», которая влияет на качество желудочного сока)." - знающим людям не надо пояснять, краткое изложение какого именно произведения литературы здесь приведено.

3) Как спрашивает одна френдесса - "А канализацию обновят? Не помешает."

Всё.
Голконда будет нашей

"И крепко дверь затворена, и так устроено..." (с)


Вот эту цитату из вот этой публикации в Фейсбуке моя френдесса congregatio сегодня запостила у себя в журнале. А потом публикацию удалила, пояснив, что не имеет никакого настроения участвовать в сраче. А срач намечался. Потому что френды, причём, что характерно, не замеченные в каком-то особенно тщательно практикуемом патриотизме, немедленно отреагировали возмущением. Как же это так? Да какой изоляционизм? Да разве ж царь наш Аз Мыслете книжек из-за границ не выписывал? Забавно, но у многих вполне разумных и критически мыслящих людей в ответ на некоторые внешние раздражители моментально всплывает из подсознания первая реакция в духе "my country, right or wrong". Хотя, казалось бы, в Гугле никто не забанен человек образованный, усомнившись в чём-то, первым делом пойдет искать пруфов. Пруфы же - на поверхности.


Читаем работу Б. А. Успенского (сомневающимся в авторитетности исследователя - смотреть тут)"Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)":

"В древнерусской культуре пространство воспринималось в ценностных категориях: те или иные земли расценивались как чистые и нечистые, праведные и грешные.
(...)
Подобные представления, вообще говоря, в какой-то мере прослеживаются и в западной средневековой культуре, однако в Древней Руси они представлены гораздо более четко и выразительно.
(...)
архиепископ Василий настаивает на том, что рай, как и ад, — это не умозрительные образы, но вполне конкретные места, доступные чувственному восприятию , которые в принципе можно достичь, перемещаясь в пространстве
(...)
Хождение в святую землю приобщает к святости, это как бы хождение в рай. Точно так же, напротив, путешествие в грешную землю —иноверную и особенно нехристианскую — считалось делом крайне сомнительным в религиозном отношении: в Древней Руси туда избегали ездить, и тех, кто отправлялся за границу, могли оплакивать как покойников. Вот, что говорит, например, Конрад Буссов в «Летописи Московской» 1613 г.: «Русские, особливо знатного рода, согласятся скорее уморить, нежели отправить своих детей в чужие земли <...>. Они думают, что одна Россия есть государство христианское; что в других странах обитают люди поганые, некрещеные, не верующие в истинного Бога; что их дети навсегда погубят свою душу, если умрут на чужбине между неверными, и только тот идет прямо в рай, кто скончает жизнь свою на родине». Между тем, Пушкин в «Истории Петра» приводит «фамильное предание»: «Жены молодых людей, отправляемых [при Петре] за море, надели траур (синее платье)»; «яко тогда мнение было всех плавающих за море полумертвыми нарицать», — замечает в этой же связи Крекшин.
(...)
Показательно, что чужие земли, которые населяли иноверцы, назывались на Руси «заморскими» странами: не только Англия (действительно отделенная от России водной границей), но и, например, Германия или Франция могли обозначаться таким образом. Они назывались так не потому, что реально находились за морем, но прежде всего потому, что они ассоциировались с потусторонним миром: по архаическим представлениям — широко распространенным и весьма устойчивым — потусторонный мир отделялся от нашего, посюстороннего мира, водным пространством, и путешествие на тот свет мыслилось именно как преодоление этого пространства — соответственно, оно мыслилось как путешествие в лодке или вообще на судне или же как переход через мост. Таким образом, свойство быть за морем вытекает не столько из расположения, сколько из самой природы иноверных стран, это атрибут их отчужденности, оторванности от православного мира.

Итак, все пространство делится в древнерусской культуре на чистое и нечистое. Пребывание в чистом пространстве есть признак святости (отсюда объясняется паломничество в святые земли), пребывание в пространстве нечистом, напротив, — признак греховности (отсюда объясняется нежелание путешествовать в иноверные страны). Соответственно, древнерусский духовник спрашивал на исповеди: «В татарех или в латынех в полону, или своею волею не бывал ли еси?» или даже: «В чюжую землю от[ъ]ѣхати не мыслилъ ли еси?» — и накладывал епитимью на того, кто был в плену или же случайно(«нуждою») оказался в нечистой земле.
(...)
Как видим, Византия воспринимается теперь как нечистая земля, она потеряла свою святость: из православной империи, куда отправлялись в свое время русские паломники, она превратилась в «область безбожных турков <...> поганаго царя». Совершенно так же и Рим, бывший некогда центром христианского мира, утратил свое благочестие и превратился из чистого места в нечистое. Вообще чистые земли могут становиться нечистыми, и наоборот, и это в конечном счете связано с утратой или приобретением истинной веры, т. е. православной традиции.
"

Автор, разумеется, поскольку является конвенциональным учёным, методично сопровождает цитаты ссылками на исторические источники, желающие приобщиться - могут читать всю работу, например, здесь.


В контексте описанных особенностей менталитета жителей Московского царства, вполне определенный характер получают, кстати, вот такие исповедные вопросы из "Покаянных книг" (цит. по "Духовная культура средневековой Руси" Клибанова А. И.), сопровождавшие вышеупомянутый "В чюжую землю отъехати не мыслил ли еси?":

"О предании своего государя и государыни и их детей неверным иноземъцем не мыслил ли еси?.. Или иного кого ведал еси зломысляша на своего государя, или на государыню, или на их детей и того не поведал государю своему?.."


Да, неприятно осознавать, что в истории твоей страны есть нечто... некрасивое. Неприятно сопоставлять это с современными политическими реалиями - это заставляет задуматься об обоснованности остатков лоялизма в душе. Но, твою ж налево, не уподобляться же Мединскому с его представлением о ненужности исторической правды?


P.S. - песня (и да, я не люблю русский панк, однако ж!), откуда взята цитата для заголовка поста:





P.P.S. Кстати, есть такой Буровский, археолог, антисемит, идеолог арийскости, большой друг Бушкова, Дугина и, разумеется, Мединского - в свое время он ничтоже сумняшеся использовал статью Успенского в книге, где в эпиграф вынесено прекрасное: "Книга ПОСВЯЩАЕТСЯ всем москалям, которые родились и прожили жизнь в Московии, но вопреки всему сохранили национальные черты русских людей — самостоятельность, чувство собственного достоинства и силу духа."

культура

Тот самый вкус

Попробовал Миринду. Оказывается, у неё теперь вкус той самой Фанты по 20 копеек за стакан, до того, как Фанту стали портить добавками натурального апельсинового сока, привнеся недолжный привкус цедры. Олдфагам рекомендую.
культура

И ещё о мизантропии

На РБК тут пишут:

"Возрождение маленьких магазинов восстанавливает соседские связи
Местные лавки служат «социальным клеем» для локальных сообществ

(...) маленькие магазины играют важную роль в восстановлении среди горожан чувства общности и доверия, которые были утеряны с появлением гипермаркетов и торговых центров.

(...) можно было найти небольшой магазин на углу улицы. Местные жители всех возрастов приходили туда за газетами, хлебом, молоком, табаком и мороженым. Население рассматривало магазины не только как экономические, но и как социальные центры. Покупатели знали владельцев местных магазинов, а владельцы — своих клиентов.

С появлением крупных универмагов и торговых центров маленькие магазины стали закрываться. У потребителей не осталось выбора, кроме как ездить в супермаркеты, где можно купить все необходимое по более низким ценам. Связь между людьми, живущими в городе, и чувство общности ослабли. Исследования показали, что чувство одиночества и социальной изоляции напрямую связаны с соседским окружением и лишь косвенно — с местными удобствами.

(...) Недавний опрос показал, что только половина респондентов узнает соседа на улице или пригласит его в гости.
"

И тут возникает вопрос: а зачем бы мне демонстрировать узнавание соседа на улице? И уж тем более - зачем мне приглашать его в гости? Что за принцип откровенной неразборчивости в дружеских связях вызывает у определенной части общества чувство ностальгии по прошлым временам?

Неоднократно приходилось слышать от условных друзей условного третьего круга дальности что-то вроде "Это же Алексей/Елена [подставить нужное имя], мы с детского сада знакомы!", "Ну, это же мой сосед, его родителей знают мои родители". Что заставляет людей поддерживать контакты по принципу геолокационного сходства и наличия общих точек на временной линии?

Я представляю себе ситуацию, скажем, в глухой Сибири и/или эдак веке в девятнадцатом - соседи в одной деревне отделены от остального мира расстоянием, погодными условиями, выживание каждого может оказаться в зависимости от хороших отношений с остальными. ОК, это логично. Но моё выживание здесь и сейчас, в условиях цивилизации никак не зависит от хороших отношений с Марь Петровной, живущей двумя этажами ниже. И от мигранта Ахмада с четырьмя детьми, живущими этажом выше. Мне, эээ, пофиг на них. Не шумят, не мусорят в подъезде? Этого достаточно для того, чтобы я считал их адекватными соседями. О чём мне с ними разговаривать? Зачем мне с ними здороваться? Кстати - это отдельная тема для ненависти к мягким человекам:

" - А что это вы не здороваетесь?
- А вы кто?
- Я тут уже тридцать лет живу, вы только сейчас заметили?
"

Ну и живите себе дальше, Марь Петровна, Васильевна, Ванна. Я вас не знаю. Вы мне неинтересны, по крайней мере - вы пока не дали занятного повода вами заинтересоваться. Я не испытываю потребности в том, чтобы вы при встрече говорили, что желаете мне здоровья. Я желаю вам здоровья не более, чем 99,999999 процентам населения Земли - т.е. меня может начать беспокоить то, что вы можете оказаться разносчиком чумы или Эболы и я действительно желаю вам ими не заболеть, потому что иначе в подъезде (в доме, на улице, в городе, ...) введут карантин и прочий трэш, а если вы внезапно решите, что помираете, но у вас нет сил набрать соответствующий номер, я, конечно же, вызову вам скорую и совершенно не испытывая чувства жадности поделюсь аспирином. Вам угодно, чтобы я при встрече на лестнице скалил вам зубы и произносил дежурное заклинание? А вы не оборзели ли слишком многого хотите?

Общаться в магазине? "- О, миссис N! Сегодня чудесный день! Вы сегодня решили побаловать вашу кошечку креветками? - Мистер М! И вам доброго дня! У вас свидание? Я смотрю, вы купили сегодня эклеров в два раза больше чем обычно, ах вы шалун!" "- Вот это всё - одно сплошное ГМО, а ваша курица вся гормонами напичкана! - Идите... нафиг с вашим мнением, Марь Как-Вас-Там, я же не спрашиваю, как можно пить ту, называемую чаем сушёную траву с газона, которую вы покупаете с выражением гордости на лице за употребление отечественного и невъетически здорового продукта."

Чувство одиночества? Социальной изоляции?! Ровно наоборот: чувство свободы от архаического суррогата "общности" и "связей", от навязывания мне обязанности тратить моё время на случайных людей. Ко мне придут в гости другие люди, которые мне действительно интересны и которым интересен я, и это, разумеется, что-то очевидно несравнимо большее и абсолютно более значимое, чем "мы знакомы со школы", "мы соседи по двору" или даже "мы же родственники", например - наша любовь к D&D, нетфликсовским сериалам и немецкой классической философии - полчаса же на метро ни разу не проблема и торговый центр в десяти минутах ходьбы (заодно покурить на свежем воздухе!) рулит по части перехватить компанией вкусных чизбургеров или пиццы, если готовить дома сейчас лениво, а ждать доставки неохота. А поболтать можно и в фейсбучике с вконтактиком, там всегда масса желающих превозмочь одиночество и снять изоляцию.

Так что останьте от нас с этим вашим трендом на "локальные общины". Засуньте его себе в... статью в рецензируемом журнале по социологии. Дайте наконец-то субъекту в полной мере ощутить себя автономным.
наблюдатель

?...

«У нас существует миф о тоталитарных сектах, который к реальности не имеет никакого отношения, но в обществе довольно популярен.
(...)
Для движений, которые ориентированы на проповедь, очень важна идея обращения, что вот человек жил неправильной жизнью, он переходит границу — и становится настоящим человеком. Там этот образ обращения ведет к спасению, духовному перерождению и так далее — это формирует какую-то новую идентичность.
(...)
И «тоталитарная секта», и «деструктивная
секта» — это, конечно, совершенно ненаучные понятия. Другое дело, что в любой религиозной организации могут возобладать тоталитарные тенденции, но как и почему они появляются — это очень интересный вопрос, и его надо обсуждать.
(...)
А так никакого, скажем так, типа религиозной организации, которую можно было бы назвать деструктивной или тоталитарной, не существовало и существовать не может.
»
https://meduza.io/feature/2018/12/03/est-oschuschenie-chto-suschestvuet-spisok-vrednyh-dvizheniy-kotorye-budut-vydavlivat-iz-rossii


Две базовых мысли по поводу публикации:

  1. Типичная иллюстрация к одной из проблем неолиберализма - в отрицании и переосмыслении бросаться в какие-то нелепые крайности. (Помимо прочего - тем самым подрывая доверие к в целом, благому идейному течению.)

  2. Что же касается тоталитарности и деструктивности - тут, если уж быть последовательным, вопросы могут появиться отнюдь не только к культам и сектам, а и к некоторым вполне традиционным религиям и конфессиям...

Вечный Огонь

РПЦ разорвала отношения с Константинопольским патриархатом


"Раскол (...) благоприятствовал сословным и национальным устремлениям и в значительной степени сам был следствием этих явлений. Кризис папства способствовал тому, что государи, стоявшие во главе национальных государств (...), развивавшихся в рамках сословных монархий, в интересах укрепления своей централизованной власти ограничивали контроль папы также над церковью данной страны и укрепляли автономию национальных церквей."
(с) Енё Гергей

наблюдатель

Экстремистский документ, оскорбляющий чувства верующих и унижающий достоинство русского народа

"(...) неужели Вы искренно, от души, пропели гимн гнусному русскому духовенству, поставив его неизмеримо выше духовенства католического? Положим, Вы не знаете, что второе когда-то было чем-то, между тем как первое никогда ничем не было, кроме как слугою и рабом светской власти; но неужели же и в самом деле Вы не знаете, что наше духовенство находится во всеобщем презрении у русского общества и русского народа? Про кого русский народ рассказывает похабную сказку? Про попа, попадью, попову дочь и попова работника. Кого русский народ называет: дурья порода, колуханы, жеребцы? - Попов. Не есть ли поп на Руси, для всех русских, представитель обжорства, скупости, низкопоклонничества, бесстыдства? И будто всего этого Вы не знаете? Странно! По-Вашему, русский народ - самый религиозный в мире: ложь! Основа религиозности есть пиетизм, благоговение, страх божий. А русский человек произносит имя Божие, почёсывая себе задницу. Он говорит об образе: годится - молиться, не годится - горшки покрывать. Приглядитесь пристальнее, и Вы увидите, что это по натуре своей глубоко атеистический народ. В нём ещё много суеверия, но нет и следа религиозности. (...) Русский народ (...) Религиозность не привилась в нём даже к духовенству; ибо несколько отдельных, исключительных личностей, отличавшихся тихою, холодною аскетическою созерцательностию - ничего не доказывают. Большинство же нашего духовенства всегда отличалось только толстыми брюхами, теологическим педантизмом да диким невежеством. (...) Замечу только одно: когда европейцем, особенно католиком, овладевает религиозный дух, - он делается обличителем неправой власти, подобно еврейским пророкам, обличавшим в беззаконии сильных земли. У нас же наоборот, постигнет человека (даже порядочного) болезнь, известная у врачей-психиатров под именем religiosa mania, он тотчас же земному богу подкурит больше, чем небесному, да ещё так хватит через край, что тот и хотел бы наградить его за рабское усердие, да видит, что этим скомпрометировал бы себя в глазах общества... Бестия наш брат, русский человек!.."

Почему Роскомнадзор до сих пор не заблокировал все сайты, где это выложено, а автор не находится под судом?